Пятница, 12.08.2022, 15:40
Приветствую Вас Гость

Мой сайт

Меню сайта
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 0
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2013 » Июнь » 15 » КНИГИ О ПРАВОСЛАВНЫХ ХРАМАХ ЛАТВИИ
20:44
 

КНИГИ О ПРАВОСЛАВНЫХ ХРАМАХ ЛАТВИИ

КНИГИ О ПРАВОСЛАВНЫХ ХРАМАХ ЛАТВИИ

«Даугава», 2001, №4

В 1998—2001 гг. в Латвии издана серия брошюр, посвященных истории местных православных храмов, а также объемная книга о находящемся в Риге Св. Троице-Сергиевом монастыре. Автор — проректор Рижской Духовной Семинарии Надежда Диомидовна Демина. Выход в свет упомянутых изданий безусловно полезен: они равно будут интересны как верующему читателю, так и любому человеку, интересующемуся судьбой русской культуры и историей русских в Прибалтике.
Самой подробной и самой большой по объему, как уже было отмечено, оказывается книга, посвященная Св. Троице-Сергиеву монастырю. С нее и начнем наш обзор.
По словам автора, книга явилась итогом кропотливой работы, начатой еще в середине восьмидесятых годов, когда производился поиск и систематизация документов, публикаций и воспоминаний, связанных с историей обители. История монастыря прослеживается с первых же дней его существования (точнее с момента создания М.Н.Мансуровой и ее дочерьми, фрейлинами Ее Императорского величества, частного детского приюта, при котором проживало также несколько стариц — сложившаяся таким образом община и положила начало монастырю) и доводится до нашего времени. Особенно интересны главы, в которых излагается семейная хроника Мансуровых: перед читателем возникают яркие портреты людей ушедшей эпохи, мы знакомимся с их жизненными воззрениями, понятиями о долге, становимся свидетелями их подвижнического служения в делах благотворительности. Основою для этих глав послужили архивные материалы — дневники и письма (к сожалению, в книге практически отсутствует справочный аппарат и местонахождение документов читателю остается неизвестным). Подробно описывается также история строительства монастырских храмов, возникновения Спасо-Преображенской пустыни, приводятся биографии особенно потрудившихся насельниц, прежде всего игумений — матери Тавифы (Дмитрук) и игумении Магдалины (Жегаловой) — ей же посвящена отдельно изданная брошюра.



Книга богато иллюстрирована. Каталог иллюстраций даже выпущен отдельным изданием; пользоваться им, впрочем, достаточно сложно — фотографии приводятся в сильно уменьшенном масштабе, а пояснения к ним отсутствуют. Однако в книге явно недостает фотографий пользовавшегося в свое время немалой известностью архим. Тавриона (Батозского) (ряд лет его жизни был связан со Спасо-Преображенской пустынью). Почему-то не нашлось места и для изображений митрополита Леонида (Полякова) в отличие от других управлявших Рижской епархией архиереев, которым в этом отношении уделено вполне должное внимание (исключением здесь оказалась лишь одна крайне неразборчивая фотография в книжечке, посвященной игумении Магдалине).
Брошюры о латвийских храмах знакомят нас пока, главным образом, лишь с храмами столичными — это рижский Христорождественский собор, ныне кафедральный Свято-Троицкий и находящаяся в его крипте церковь Успения Божией Матери (отдельное издание), Петро-Павловская церковь, в которой до постройки Христорождественского собора находилась архиерейская кафедра, Благовещенская церковь, Михайловская, Троице-Задвинская, церковь Александра Невского, монастырская во имя Преподобнего Сергия Радонежского, а также Всехсвятская и рижская церковь во имя св. пророка Иоанна Предтечи.
Храмам, находящимся за пределами Риги, из вышедших теперь изданий посвящены пока только пять — два о храмах Спасо-Преображенской пустыни: церкви Преображения Господня и церкви Прпп. Сергия Радонежского и Иоанна Лествичника, третье — о уже, к сожалению, несуществующей эдинбургской (ныне Дзинтари) церкви во имя иконы Казанской Божией Матери, четвертое — о Петро-Павловской церкви в Кемери и, наконец, пятое — восстановленному в недавнее время собору Симеона и Анны в Елгаве.
Каждая из брошюр содержит в себе более или менее полную историю строительства храма и описание его дальнейшей судьбы — в разные эпохи и при разных правительствах. Сведения эти не всегда исчерпывающе полны. Так, например, в издании, посвященном Христорождественскому собору не упоминается о его судьбе в пору первой мировой войны, когда во время немецкой оккупации он был обращен в лютеранскую гарнизонную церковь. Пользуемся случаем для воспроизведения двух довольно редких фотографий, запечатлевших собор в этот период его истории. (Одна из них когда-то публиковалась в журнале «Перезвоны» — 1926. №10.
С.281).
Брошюры о монастырских храмах (так же и о игумении Магдалине) в своем содержании пересекаются с книгою о Св. Троице-Сергиевом монастыре. По крайней мере в одном случае, явно по недосмотру, это привело к казусу. Так, в брошюре «Рижская церковь во имя Успения Божией Матери» на с. 6-7 мы читаем: «В июне 1909 года игумения Сергия и мать Иоанна (Мансуровы) выехали в Берлин на празднование «золотой свадьбы» их родителей. К этому времени в семье уже наступил покой и полное примирение. Отец искренне покаялся, был прощен и проявлял отеческую привязанность к своим дочерям...» Если читателю неизвестно содержание книги о монастыре, то неизбежно возникнет недоумение: о чем здесь идет речь — в чем каялся отец и почему был нарушен мир в семье? В данном случае имеется в виду реакция Б.П.Мансурова на известие о пострижении дочерей в монашество, но в брошюре об этом не сказано ни слова.
Следует, к сожалению, упомянуть еще и о других неточностях и недостатках. Так, на стр. 222 книги «Рижский Свято-Троице-Сергиев женский монастырь», там, где речь идет о послушаниях сестер обители в начале 1940-х годов, среди прочего упоминается и чтение акафиста Божией Матери в часовне на привокзальной площади (снесенной в 1925 году!). На стр. 125 современным названием г. Якобштадта означено название Крустпилс, что неверно. Современное наименование города — Екабпилс. Крустпилс — только железнодорожная станция; когда-то так именовался город, расположенный на противоположной Екабпилсу (Якобштадту) стороне реки. Прежнее его название — Крейцбург. Позже оба города были объединены под общим названием — Екабпилс. На стр. 162 датою праздника Преображения Господня названо почему-то 7 августа (вместо 6/19).
Однако все это недостатки частные, которые хорошо было бы исправить в возможных переизданиях брошюр или допечатках их тиража. В целом же книги, как уже и говорилось, следует признать нужными и полезными.
В дополнение к обзору прилагаем два любопытных документа, хранящихся в Латвийском государственном историческом архиве в личном фонде архиепископа Иоанна Поммера (Ф.7131. Оп.1. № 15. Л.2,7,33-35 об.), в которых речь также идет о судьбе местных православных храмов в весьма трудное для православия в Латвии время (начало 1920-х гг.).

1
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

1921 года, декабря 27 дня Объединенная Комиссия Русского Национально-Демократического Союза и Русского Общества в Латвии под председательством Почетного Председателя — Высокопреосвященнейшего Архиепископа Латвии Иоанна в составе: Председателя — М.П.Спиридонова, <далее в оригинале следует пробел для последующего вписания необходимых имен> имела суждение по вопросу о воспрещении богослужений в православной часовне вблизи рижского вокзала и о закрытии и передаче этой часовни в ведение Городской Управы.
Обстоятельства дела:
Духовный Департамент при Министерстве Внутренних Дел, рассмотрев 12-го декабря 1921 г. ходатайство Рижской Городской Управы о снятии с часовни-памятника при Рижском Главном вокзале таблички с надписью, относящейся к бывш<им> русским императорам и бывшего российского государственного герба, а также о прекращении в часовне совершения моления императору Александру III, признал, что: а) часовняпамятник как сооруженная в 1889 году в память избавления от смерти б<ывшего> русского императора Александра III при крушении поезда в Борках 17-го октября 1888 г. на доброхотные пожертвования должна считаться на основании пар. 2 мирного договора Латвии с Советской Россией собственностью Латвийского государства и б) что совершаемые и по сей день моления в этой часовне, сооруженной в память Александра III, напоминающего период самой тяжелой реакции и русификации Латвии, должны быть немедленно прекращены, — между прочим постановил: 1) немедленно прекратить в часовне-памятнике богослужения и 2) предложить Синоду Православной Церкви в двухнедельный срок по соглашению с Префектом Полиции г. Риги о дне передачи изъять из часовни всю внутреннюю обстановку и предметы, которые могут быть использованы только для православных богослужений или для других духовных церемоний, после чего часовня будет закрыта полицейским чиновником на ключ и временно передана охране Городской Управы.
Объединенная Комиссия, рассмотрев означенное постановление Духовного Департамента, а также доложенную резолюцию-протест исполнительного Комитета Русского Национально-Демократического Союза от 23 декабря, объяснения настоятельницы Свято-Троицкой Общины игумений Евгении и представленные ею документы нашла:
1) что каменная часовня, сооруженная в Риге в память чудесного события 17 октября 1888 г., определением Рижской Духовной Консистории от 26 мая 1893 года приписана к церкви Рижской Свято-Троицкой женской общины и с тех пор непрерывно в течение 28 лет находится во владении общины на правах собственности;
2) что учрежденная в 1892 г. Рижская Свято-Троицкая Община (она же Свято-Троице-Сергиев православный женский монастырь) существует по настоящий день и ни бывшим Российским ни нынешним Латвийским Правительством до переживаемого момента не было издано закона или правительственного распоряжения о закрытии этой Общины, а потому она, Община, является неоспоримым юридическим лицом, обладающим всеми правами и преимуществами, указанными в 413 и 432 ст. т. IX Свода законов б<ывшей> Российской империи, применяющегося в Латвии;
3) что на основании приведенного закона имущество, принадлежащее Общине, даже вне всякой зависимости от того, на чьи деньги оно приобретено или построено, может быть отчуждено от нее лишь порядком, в законе указаниям, т<о> е<сть> или путем издания законодательной властью соответствующего закона об отчуждении, или путем судебного иска, но никоим образом не может быть изъято и передано другому юридическому лицу — Городской Управе — административным распоряжением Духовного Департамента при Министерстве Внутренних Дел, не обладающего законодательными или судебными функциями;
4) что посему распоряжение Духовного Департамента от 12-го декабря
1921 г., являясь актом незакономерным, нарушает основы правового государства;
5) что равным образом незаконно и нарушает основы правового государства в отношении принципа свободы совести — распоряжение Духовного Департамента о воспрещении молений в православной часовне мотивированное тем, что часовня сооружена в память Александра III, напоминающего, период самой тяжелой реакции и русификации Латвии, — так как в действительности часовня сооружена, как то явствует из постановления Рижской Духовной Консистории от 26-го мая 1893 года, в память чудесного события, т<о> е<сть> в память проявления Божьего Промысла, — каковое обстоятельство ни коим образом не может быть связано ни с тяжкой реакцией, ни с русификацией края и не может быть положено в основание запрещения православным христианам молитвенных богослужений в часовне ни по юридическим, ни по моральным соображениям;
6) что поименованные распоряжения Духовного Департамента, являясь наряду с имеющими место посягательствами на православный Алексеевский монастырь и принадлежащие ему и другим духовным православным организациям здания, новым ограничением православной веры населения Латвии — правового демократического государства, долженствующего одинаково относиться ко всем религиозным вероисповеданиям своего населения, — не могут не почитаться умышленным унижением православной веры по сравнению с другим, например, католическим вероисповеданием.
По всем сим соображениям Объединенная Комиссия, считая нравственным своим долгом обратить внимание Латвийского Правительства на незакономерные, уничижающие православную веру и угнетающие религиозные чувства православного населения Латвии распоряжения Духовного Департамента, — постановила:
Об изложенном довести до сведения г. Президента Учредительного Собрания, Латвийского Правительства в лице г. Министра-Президента и <г.> Министра Внутренних Дел, прося последнего о немедленном приостановлении исполнения постановления Духовного Департамента от 12-го декабря 1921 г. и об отмене его со всеми последствиями. Независимо от сего просить русскую Национально-Демократическую Фракцию Учредительного Собрания срочно внести в Учредительное Собрание запрос г-ну министру Внутренних Дел о том, известно ли ему незакономерное постановление духовного Департамента от 12-го декабря и какое им сделано распоряжение к отмене допущенного нарушения закона1.

1. О судьбе привокзальной часовни см также: Озолиньш К. Положение Латвийской Православной Церкви в 20-е годы XX века // Православие в Латвии: Исторические очерки 2 : Сб. ст. под ред. А.В. Гаврилина. Рига, 1997. С.22-25.



2
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

1922 года, марта <в оригинале пропуск для вписания даты> дня Комиссия по защите интересов церкви, образованная при Русском Национально-Демократическом Союзе Латвии в заседании своем в составе: Председательствующего Почетного Председателя — Высокопреосвященнейшего Архиепископа Рижского и всея Латвии Иоанна. Председателя — М.П.Спиридонова и членов: К.Г.Гудим-Левковича, П.Г.Рубисова, и Б.А. Сиротина, при участии члена Учредительного Собрания А.С.Бочагова и представителя от Православного Синода слушала: а) доклад по внесенному в Учредительное Собрание законопроекту о предоставлении помещений католическому епископу Латвии для кафедрального собора и квартиры в г. Риге и б) справки из Православного Синода об имевших место в 1920-21 гг. правительственных распоряжениях об отчуждении из ведения Православного Синода Латвии и обращении для несоответствующих назначению надобностей зданий духовного училища с церковью при нем и духовной семинарии, также с церковью при ней и со всеми учебными пособиями и библиотекой, закрытии кафедрального собора, посягательствах на отчуждение принадлежащих ему и Св.Троице-Сергиеву женскому монастырю недвижимых имуществ и часовни, об отобрании от православного населения и передаче католическому православных церквей и проч<ее>.
Из означенных доклада и справок видно, что:
1) 17-го сентября 1920 г. Латвийским Правительством за подписями гг. Министра-Президента З.Мейеровиц<а> и Министра Внутренних дел А.Квесис<а> внесен на рассмотрение Учредительного Собрания переданный последним в юридическую комиссию законопроект о предоставлении помещений католическому епископу, по какову законопроекту предполагается, между прочим: «2) сдать в распоряжение католического епископа ГОСУДАРСТВЕННОЕ недвижимое имущество, находящееся в г. Риге по Малой Замковой ул. № 2, Монастырской ул. № 2, № 4, № 17 и № 19, вместе с там же находящейся Алексеевской церковью и со всеми на сих участках находящимися зданиями для надобностей епископа и его капитула». Мотивируется этот законопроект, по данным объяснительной записки, тем, что означенная в п. 2 недвижимость с комплектом зданий и теперешним Алексеевским монастырем построена на средства русского Правительства на том месте, где ранее (с 1257 г.) находилась католическая церковь Св. Магдалины, что Алексеевская церковь с 1710 года считалась гарнизонной, а с конца XIX столетия при ней как домовой церкви при квартире православного епископа был для надобностей епископа устроен монастырь, который во время немецкой оккупации был использован католичеством для устройства там католического богослуже
ния, и что поэтому означенная недвижимость усматривается на основании 11 п. мирного договора Латвии с Россией как государственная собственность и может быть передана для неотложных надобностей по устройству католического епископата.
2) Определением Святейшего Правительствующего Синода от 19-28 апреля 1896 г. Алексеевская приходская церковь обращена в учрежденный этим определением Алексеевский мужской монастырь с закрытием с этого времени прихода при ней и с передачей в ведение монастыря всего недвижимого имущества, означенного в п. 2 законопроекта как собственности архиерейского дома, каковой монастырь вместе со всем недвижимым имуществом по окончании немецкой оккупации был возвращен в распоряжение православного духовенства, но самовольно вновь в 1919 г. захвачен католиками, взломавшими наружные замки, ключи от которых, переданные немецким комендантом, находятся до настоящего времени у эконома Алексеевского монастыря православного иеромонаха Сергия.
Административными распоряжениями Министерства Внутренних Дел в 1920 г. отчуждены от ведомства православного исповедания здания духовной семинарии с церковью при ней, библиотекой и всеми учебными пособиями и здания духовного училища с церковью при нем с обращением этих здании под военное училище и для других надобностей, не имеющих ничего общего с нуждами православия по воспитанию священнослужителей церкви.
3) Административным распоряжением Латвийского Правительства отчуждены от православного населения и переданы католическому в 1921 г. (Иллукстский православный (бывш<ий> униатский) монастырь со всем принадлежащим ему имуществом и б) православные церкви Хырщевская (сгоревшая) и Бриговская, Люцинского у<езда>, построенная в 1860 г. для православного населения частным жертвователем.
4) Административным распоряжением Правительства был закрыт в феврале м<еся>це 1920 г. с наложением полицейских печатей Рижский кафедральный собор. В течение времени около 1 1/2 лет собор этот открывался по настоятельным просьбам приходского совета только в дни высокоторжественных праздников Св<ятого> Христова Воскресения, Рождества Христова и пр<очих> и окончательно освобожден от полицейских печатей и передан в распоряжение Православного Синода лишь незадолго до прибытия в Ригу православного архиепископа — Высокопреосвященнейшего Иоанна.
5) Распоряжением министра Внутренних Дел от 31 марта 1921 г. не признается за Приходским Советом при Рижском кафедральном соборе право распоряжения этим храмом и принадлежащими последнему недвижимыми имуществами на том основании, что будто бы они являются собственностью государства и не могут быть предоставлены организации, претендующей на звание прихода при кафедральном соборе, которого как будто бы при соборе не было. Между тем существование прихода еще до
выстройки настоящего храма, закончившейся в 1884 г., доказывается документальными данными, а в 1884 г. приход подтвержден при настоящем храме Святейшим Правительствующим Синодом с передачей в ведение его и церковного причта и самого храма и его имущества и преобразован в 1918 г. одновременно с другими приходами рижских православных церквей на основании правил о приходских советах как юридических лицах, изданных 20 апреля 1918 г. Всероссийским Церковным Поместным Собором. Согласно этим правилам Общим Собранием прихожан кафедрального собора 14 июня 1918 г. избран Приходской Совет, утвержденный резолюцией Преосвященного Платона, епископа Ревельс ко го от 14 июня 1918 г. за № 503. С тех пор Приходской Совет беспрерывно существует на законном основании и постановления об упразднении его законодательным учреждением сделано не было.
6) Административными распоряжениями Министерства Внутренних Дел в 1920-21 гг. были сделаны посягательства на отчуждение в ведение Правительства как государственного будто бы достояния: а) недвижимого имущества кафедрального собора, заключающегося в 4-х домах на ул. Паулуччи и Цитадели, б) недвижимых имуществ Св. Троице-Сергиева православного женского монастыря по Суворовской ул. и в) часовни вблизи вокзала, принадлежащей тому же женскому монастырю, построенной в память чудесного события 17 октября 1888 года и
7) По опубликованному в рижской периодической печати 8-го октября 1921 г. проекту конкордата между Латвией и Ватиканом между прочим предусмотрено: 1) что Латвийское Правительство обязуется: а) предоставить по своему выбору в г. Риге на нужды римско-католического вероисповедания признанную достойной архиепископа кафедральную церковь,
б) дать и обставить соответствующий резиденции архиепископа и капитула дом вместе с канцелярией и бюро Консистории, в) дать здания и суммы, необходимые на учреждение одной католической духовной семинарии, имеющей целью воспитание латышских священнослужителей и 2) что католические церкви, часовни и кладбища будут считаться имуществом католической церкви в Латвии, они свободно управляются духовной властью и никем не могут быть отчуждены или конфискованы.
Рассмотрев все вышеизложенное Комиссия находит, что:
I. Основной принцип Латвийского демократического государства — равенство всех пред законом и свобода совести. На этом основании православное население Латвии, будучи по природе своей таким же равноправным членом государства, как и население других религиозных вероисповеданий, должно находиться под охраной действующих в Латвии законов и пользоваться на равных основаниях всеми правами вообще и в частности правами по распоряжению принадлежащими ему церквами и имуществами и по отправлению своих религиозных обрядов. Нарушение этого принципа, являясь актом несправедливым, безусловно недопустимо с государственной точки зрения, т<ак> к<ак> недостойно правового государства, признанного de jure иностранными государствами, и развра
щающе действующее на психологию народных масс.
II. Запечатание как государственной будто бы собственности рижского православного кафедрального собора в целях прекращения в нем православных богослужений, непризнание административным порядком вопреки очевидности прав юридического лица за приходским советом при названном соборе, посягательства на отобрание, также административным порядком, недвижимых имуществ, принадлежащих кафедральному собору и Св. Троице-Сергиеву женскому православному монастырю, попытка на отчуждение тем же порядком православной часовни того же женского монастыря, отчуждение духовной семинарии и училища с церквами при них с обращением их для других надобностей, аследовательно, с лишением православного населения возможности воспитания священнослужителей и отобрание от православного населения и передача католическому Иллукстского православного (бывш<его> униатского) монастыря и православных церквей Хырщевской и Бриговской, в то время как по конкордату с Ватиканом устанавливается неотчуждаемость и свобода от конфискации принадлежащих католической церкви храмов, часовен и кладбищ и обязанность для правительства предоставить здания и деньги на устройство католической семинарии для воспитания духовенства, — не могут не почитаться нарушением основных принципов закона, так как то, что признается за одним вероисповеданием как его неотъемлемое право, должно в равной степени признаваться и за другими, и не может быть церковное имущество отбираемо от одного как государственная собственность и передаваемо другому вероисповеданию в его частную собственность на вечные времена даже без права правительственного отчуждения или конфискации.
III. Совершенно произвольно и во всяком случае несогласно с действительностью применяемое только в отношении православных церквей, монастырей и их имущества правительственное толкование, что православные церкви и их имущества есть собственность бывшего Русского Государства и как таковая за силою 2 и 11 ст. ст. мирного договора Латвии с Россией должна почитаться собственностью Латвийского Государства. Это толкование, как выше объяснено, находится в явном противоречии с ст. 413 т. IX Свода Законов бывшей Российской империи, доныне действующего в Латвии.
IV. Алексеевский православный мужской монастырь, образованный в 1896 г. из бывшей православной Алексеевской приходской церкви, по определению Св. Правительствующего Синода, т<о> е<сть> законным порядком, является бесспорным юридическим лицом и по точному смыслу 413 и 432 ст. ст. т. IX Св<ода> Зак<онов> есть законный владелец приписанных к нему тем определением Синода б<ывшей> Алексеевской церкви и всех построек, составляющих принадлежность архиерейского дома, вне всякой зависимости от того, на чьи деньги или на чьей в глубокой древности земле построены они, потому что принадлежность их юридическому лицу исключает возможность использования этих призна
ков в целях отчуждения и передачи. Названный монастырь до сего дня законным порядком не упразднен и при наличности в Латвии кафедры православного архиепископа не может почитаться упраздненным, а имущества его — вымороченными и следовательно он никоим образом не может считаться собственностью Латвийского Государства и не может быть отчужден и предназначен для другой надобности иначе, как законом установленным порядком отчуждения имуществ для государственных целей.
V. Предусмотренный законопроектом 17 сентября 1921 г. порядок передачи Алексеевского монастыря со всеми его недвижимостями в собственность католического епископата несогласен с действующим в Латвии вышеприведенным законом об отчуждении имуществ для надобностей государства. Для применения последнего закона безусловно необходима общегосударственная надобность в имуществе монастыря. В данном случае этой общегосударственной надобности нет, а наоборот, имеется точно указанная в законопроекте надобность обращения церкви и имущества монастыря для устройства квартиры католическому епископу. Само собою разумеется, что устройство квартиры католическому епископу ни коим образом не может быть отнесено к общегосударственной надобности, ибо квартира католическому епископу и именно в православном монастыре нужна только ему и, может быть, последователям католической веры, но всему населению Латвии, имеющему 13 различных кроме католического вероисповеданий и отнюдь не заинтересованному в том, чтобы католический епископат был помещен в доме православного архиепископа, а последний — в сыром, темном подвале кафедрального собора, сделавшимся резиденцией православного архиепископа из-за захвата его резиденции, т<о> е<сть> монастыря, католичеством, опирающимся на Правительство.
По всем сим соображениям Комиссия, глубоко убежденная, что Учредительное Собрание Латвийского правового государства, являясь законодательным учреждением, призванным творить волю народа и внедрять в сознание населения принципы свободы, права и справедливости не допустит совершиться незаконному действию Правительства, изложенному в представленном 17 сентября 1921 г. законопроекте о передаче Алексеевского православного мужского монастыря с принадлежащими ему недвижимыми имуществами в собственность католического епископата под устройство квартиры епископу, — постановила: об изложенном представить через Члена Учредительного Собрания А.С.Бочагова в виде меморандума в Учредительное Собрание, и если Собрание ходатайство Комиссии об отклонении законопроекта не уважит, довести об этом до сведения Лиги Наций (1).
Почетный Председатель: Члены:

1. В черновом варианте Постановления последняя фраза, очевидно рукой архиепископа Иоанна, была исправлена следующим образом: вместо зачеркнутого«довести до сведения Лиги Наций» было вписано — «доводить до сведения других учреждений и лиц по надобности» (См.: Ф.7131. Оп.1 № 15. Л. 14 об.).
Просмотров: 318 | Добавил: gamuchatun | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июнь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта